Камень для Вилкула, или как украсть не только деньги, но и идею

В народе бытует славная пословица: «Его в дверь, а он в окно». Именно так можно сказать об одном из функционеров Партии регионов, бывшем губернаторе Днепропетровской области и вице-премьер-министре в правительстве Азарова Александре Вилкуле. В наши дни, изрядно порастеряв кредит народного доверия, он вновь стремится вернуться во власть. Но не для того, чтобы облагодетельствовать простых украинцев. А для того, чтобы вновь заняться тем, что ему удавалось лучше всего. А именно – воровать бюджетные деньги.

Кто-то, оказавшись в подобной ситуации, публично кается и обещает исправить последствия своих действий. Кто-то признает ошибки и стремится добиться целей иными путями. Но Вилкулу чужды подобные намерения, и, в качестве инструмента агитации, он оседлал любимого конька – наглую демагогию. И вот, чтобы в очередной раз напомнить о себе и вырваться из пучины забвения, Вилкул, как слон в посудную лавку, вторгается в общественную дискуссию вокруг переименования города Днепропетровск. Смешно сказать, но Александр Юрьевич предлагает переименовать Днепропетровск в … Днепропетровск!

Что же, в подобной инициативе есть свой резон. Изменить общественное мнение и сделать так, чтобы название этого красивого и хорошего города ассоциировалось не с именем палача Петровского, но с именем святого Петра, было бы действительно неплохо. Однако Вилкул не был бы Вилкулом, если бы, подобно бюджетным средствам области, он не украл эту идею у своего политического оппонента.

Ещё в 2010 году с подобной инициативой выступил нынешний заместитель днепропетровского губернатора Святослав Олейник. Стоит отметить, что в то время вопрос о декоммунизации и переименовании города не стоял на государственном уровне. И Олейник, как человек, который известен глубиной философских размышлений и знает, о чем говорит, сумел действительно наполнить идею переименования Днепропетровска смыслом.

«Я поставил себе вопрос: а как вообще слово «Днепропетровск» воспринимается глазами и ушами глобального мира? И понял, что его не только не надо менять, а наоборот, обязательно нужно оставить и наполнить слово его истинным значением». — Заявил тогда Святослав Олейник. – «Если мы посмотрим внимательно этимологию слова «Днепропетровск», то легко увидим, что обе составляющие его части — символичны и значимы. Слово «Dnepr» — это название реки, образующей жизнь на всей нашей территории. А «petros» — это камень, другая природная составляющая. Цивилизованный мир именно так и читает это слово и так понимает его значение. Вот и получается, что мы с вами имеем в корнях название города «камень на Днепре» или «камень с Днепра».

Эта идея не лишена резона – ведь имя Петровского вряд-ли скажет о чем-нибудь современной молодёжи, а люди, которые знают его душителем крестьянства и одним из инициаторов Голодомора, вряд-ли будут протестовать против забвения этого палача. Напротив же, идея ввести в название города смысловые ноты монолитности и твёрдости камня лишь придала бы названию некую возвышенность и благородство.

Однако в то время идея Олейника не пришлась Вилкулу по душе. Вполне очевидно, что главе облатной администрации, которого беспокоила только эффективность воровства бюджетных денег, не нужен был ни святой Петр, ни камень, ни вообще Днепропетровск. Есть, что украсть — этого достаточно.

Зато теперь Алескандр Вилкул вытащил этот камень на свет Божий и в нужной ему ситуации положил его в основание своей избирательной кампании (опять же без согласия автора идеи). Украденный камень Петра и «новая индустриализация» — только пропаганда. На такой основе можно построить только переход через пр. Правды, да и то незаконченный.

Написать ответ