Скандал вокруг Лавры. Как у заповедника оказалось два новых начальника сразу

Правозащитники утверждают, что министерство попросту саботировало конкурс на нового руководителя заповедника.

Скандал вокруг выборов нового руководителя заповедника «Киево-Печерская Лавра» привел к двоевластию: там появилось два и. о. директора, а сам конкурс был сорван. Как уже писала «ДС», контракт Любомира Михайлины, который руководил заповедником последние пять лет, заканчивался 4 сентября. К тому времени конкурсная комиссия должна была выбрать нового директора.

Неожиданный отпуск и игнор заседаний

Состоялось по итогу аж одно заседание, а после этого четверо из девяти представителей комиссии не являлись на них. В саботаже конкурса обвиняют Минкульт, так как трое из прогульщиков — его представители. Ни советник министра Роман Усенко, ни исполнительный директор Благотворительного фонда «Творческий центр ТЦК» Владимир Куприй не объяснили причин своего отсутствия другим членам комиссии, а и. о. директора заповедника «Чернигов древний» Юрий Соболь и вовсе незадолго до начала конкурса оказался в отпуске.

Проигнорировала заседания и Инеш Кдырова из Совета национальных сообществ Украины, которую, как и первых троих, связывают с замминистра культуры Тамарой Мазур и незаконными застройками заповедника. Сама Мазур заверила коллектив заповедника и СМИ, что никакого саботажа с ее стороны не было, но аргументированных объяснений ситуации так и не предоставила.

Так или иначе, 5 сентября Минкульт назначил и. о. директора заповедника Александра Рудника, который, судя по отзывам коллектива заповедника, никакого отношения к культуре ранее не имел. «Мы этого человека не знаем. Он абсолютно не владеет предметом руководства такого учреждения», — заявляет экс-директор Любомир Михайлина. Никакой информации о новом руководителе нет.

Причиной такого назначения Минкульт называет… отсутствие кворума во время второго заседания. Теперь министерство обещает назначить повторный конкурс, переизбрать комиссию и, наконец, выбрать легитимного директора.

В этой ситуации существует правовая коллизия, рассказал нам основатель ОО «Всеукраинская люстрация» Александр Куликовский. По закону голосовать за нового директора может простое большинство участников заседания. По такой логике и без четырех представителей директор мог быть избран. «Согласно закону о культуре, кворум есть — голосовать может большинство, а вот по выпущенному Евгением Нищуком год назад подзаконному акту нужно две трети состава, то есть шесть человек», — пояснил нам Куликовский. По его словам, таким образом Минкульт может управлять всеми заповедниками — не давая провести конкурс и назначая временных глав. Так, к примеру, говорят в ОО «Всеукраинская люстрация», был назначен директор заповедника «Чернигов древний» — тот самый, что не смог попасть на заседания по директору Лавры из-за отпуска. Так же были назначены руководители заповедников в Глухове, «Старая Умань» и ряда других.

Приказ поверх приказа

Сотрудники заповедника уверены: министерство пытается нового конкурса избежать, либо же так подберет комиссию, чтобы ее члены проголосовали за нужного кандидата.

Тем временем Рудник оказался вторым временным директором: уходя 4 сентября, Любомир Михайлина уже назначил своего и. о. — Александра Овчара. Согласно уставу при отсутствии нового директора Михайлина был обязан передать кому-то полномочия. И он передал их своему заместителю. «Министерство это повергло в шок, и они быстро выпустили приказ о назначении еще одного и. о. директора», — говорит Куликовский. Тут также возникает правовой тупик: уволить Овчара может по идее только Михайлина, но он уже уволен. А нового, легитимно избранного директора, нет.

Еще одно юридической ошибкой Минкульта в ОО «Всеукраинская люстрация» называют то, что в приказе о назначении Рудника ссылка идет не на конкретный закон, а на…служебную записку некоего Александра Епифанова — начальника управления охраны культурного наследия и заповедников Минкульта. Епифанова также связывают с Мазур и поговаривают, что они совместно замешаны в нелегитимных застройках как на территории Лавры, так и других заповедников.

Позовут на помощь ЮНЕСКО

Сейчас представители комиссии и коллектива заповедника подали иск в Админсуд в попытке оспорить назначение Рудника, считая его как минимум не соответствующим своей новой должности. «Я предполагаю, что это человек, ранее работавший в силовых структурах, этим объясняется его путаница в собственной биографии при разговоре с коллективом, — рассказывает Куликовский. — Его вызвали с пенсии, как силовик он не может раскрывать свои личные данные, но какое отношение он имеет к культуре?»

В то же время в Минкульте заверяют: Рудник — человек незаангажированный, не знает ни одного из кандидатов в директоры заповедника и именно поэтому был временно назначен на должность. «Его единственная задача — обеспечить бесперебойную работу заповедника», — подчеркивает министр Нищук.

Кроме того, формально конкурс на должность директора не отменен — оформлять такой приказ отказалась юридическая служба Минкульта, опасаясь уголовного наказания. Сейчас лучшим поступком министерства было бы разблокировать комиссию и позволить провести адекватный конкурс, считают правозащитники. В министерстве заверяют, что конкурс официально объявили несостоявшимся, но приказ об этом отсутствует.

В этой ситуации Нищука фактически подставили — основным виновником ситуации Куликовский называет Тамару Мазур, которая не первый год добивается разблокирования строительства в буферной зоне заповедника. В этом ей пять лет отказывал Михайлина, а потому он для Минкульта — неудобный кандидат. У потенциальных застройщиков готово все, включая адреса, по которым будут строиться здания, заверяют в ОО «Всеукраинская люстрация». «На эту тему уже с Мазур говорили и Нищук, и Гройсман. Мы же, кроме суда, обратились к президенту и собираемся привлечь ЮНЕСКО, чтобы они вмешались в ситуацию и помогли сохранить культурное наследие», — говорит Куликовский.

Быстро конфликт вокруг нового директора явно не решится, учитывая количество строительных планов на заповедник. С учетом угрозы привлечь ЮНЕСКО, можно ожидать новых страшилок о лишении заповедника статуса объекта культурного наследия. С другой стороны, при таком энтузиазме доблестных чиновников от него и так мало что останется в ближайшие пять лет.

Написать ответ